рейтинг сайтов 24logru часы на сайт

Форум магии и астрологии Magistar

Объявление

ДЖЕНТРИ - газета прогнозов и предсказаний

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум магии и астрологии Magistar » Путь Мага » Изображения славянских богов.


Изображения славянских богов.

Сообщений 151 страница 180 из 376

151

Глава 5
Образы зверей
Героический эпос станет более понятным, если глубже понять окружение человека, как наше производное.
Разводное, разношерстное царство зверей, разноголосое, разноперое царство птиц населяет обступающие человека леса, луга, поля, реки. Живое слово отразило мельчайшую подробность, до прозрачности все особенности этого мира, отражающего все нюансы сути человека. Мы — люди, можем понять себя через этот зависимый от нашего сознания мир, прочитать нужно только более мудро наследие нашего народа, легко оставленного в сказках–преданиях, песнях, пословицах, загадках, поговорках, образах народно–прикладного творчества. Величаво–спокойно идет в них сказ о таинственном мире, выступающем из дымки веков. Это богатырский Дух Оратая — Даждьбога — Микулы Селяниновича, дышащего Духом с Матерью–Землею. Облетая на крыльях живучего слова светло–русский простор, переходя из одних сказов, песен, поговорок и загадок в другие, видоизменяясь сообразно с воззрением, бытом–обиходом народа, приобретали они пестро цветную окраску. Никакие рогатки–заставы не смогли перегородить этого речения, не смогли заказать путь–дороженьку, идущую из сердца в сердце.
На Руси самые большие и сильные животные — очень красивые, умные. Их любит, уважает народ. О медведе, волке сложено немало сказок, загадок, их образы живут в образах былинных богатырей. Раскопки на берегах Волги говорят о том, что в этих краях когда–то жили и слоны, и зебры, но народ не оставил в памяти о них след. Даже такие красивые животные, как уссурийский тигр или рысь, не оставили следа в сказах, преданиях.
В образах растений, птиц, животных, живущих в сказах, былинах, песнях, вышивке, кружевах, росписи, резьбе и др. видах творчества открывается Творец, отражена любовь человека к проявлению вездесущего вселенского Духа.
Цельность божественного Духа человека живет в окружении своими составными элементами, т.е. состояние определенного растения, птицы, животного несет определенный элемент (дух) человеческой природы, более того, не является самостоятельным от природы человека, а есть отражение его эмоциональных выплесков.

0

152

Глава 6
К в лес входящему. Образы птиц
“Летела птичка через сад, уронила виноград”
Стремительная сила Бога — Cтрибог живет в мыслях, изменении света, появлении и растворении облаков, в блеске молнии и гуле грома, стремительном течении вод, в рассекающем воздух полете птиц, стрелы, резвом беге коня, оленя, гончей собаки, шелесте листьев, качании цветов и излиянии ароматов, в голосах и пении птиц, в спокойных голосах людей — во всем, что есть скорость и движение.
Быстро летящий, распространяющийся жар — это птица; летящая  мысль — это птица; летящий свет — это птица; быстро бегущий конь — это тоже летящая птица; походка летящая, руки — крылья; место, с которого начинает претворять полет своей мысли человек — крыльцо; мысленный зоркий взгляд мудрого человека по просторам Земли, по делам людским — полет зоркого сокола. Все разумные порывы — это  красота человеческая, живой прекрасной птицей выступающая из вед, сказок, былин, песен, загадок, росписи... Это сверкающий свет, внезапное появление божественной силы, блеск молнии, дуновение ветра, поток воды — все, что есть скорость, пар, пар“ить и па“рить,  яр–пыл, пылять — бегать, пылко — быстро, жарко, свет–яс“ен. Это свет и скорость, Стрибог, течь, стремглав, стригнуть — быстро уйти. Стрела света, молнии летит, как птица. Народ говорит так, потому что знает, что нарядная стрела Рода — одухотворена, она живая, и в жизни человека это то же, что жизнь птицы в небесах. Мысль — это стрела, птица. Стрела, в то же время и птица — все и едино, и неповторимо в круговерти событий. Полетим же вслед за мыслью в глубь и ширь русского эпоса.

0

153

Глава 7
Образ пчелы
“Одной пчеле Бог науку сразу дал”
Глава о пчелах пишется для радивого человека, в надежде, что придет более четкое осознание человеческого бытия, взаимоотношений между людьми по принципу: “Каждый по возможности и каждый по способностям!”
Древнее слово пчела, укр. бджола, пчола, др.рус., ст.слав. БЬЧ... ЛА — это “бытие чела”, чело — это “человек есть любовь”. В др.слав. языке “челядь” — это семья человеческая. Лад — вот основа семьи. Позже, во все времена установления правления, законов, последнего княжения, челядь — это прислуга, ст.слав. слоуга, слыть — тот, кто слушает. Пчелиная семья на Руси тоже называлась челядь.
Жизнь пчел овеяна легендами всех народов. Древние считали, что у пчел есть государство, царь, правительство, народ. Их лад признавали примером для людей. Чудесную тайну медоносности пчелок изучали известнейшие ученые, философы, химики, врачи, натуралисты, поэты всего мира, например, Аристотель, Дарвин, русские химики Бутлеров и Каблуков, оперный певец Кондратьев, писатель Лев Толстой, астроном Глазенап. Для многих исследователей ее жизнь была предметом изучения эволюции на Земле. Свои работы пчелке посвятили русские художники Шишкин, Маковский, Левитан, Саврасов, Переплетчиков — это как жизнь русского народа, его излюбленное занятие. Глубже узнавая традиции народа, видя разумные их истоки, понимаешь ошибки сего дня, относительно к Природе явлений. Переосознание подскажет выход: и “Мала пчела, а человека большому уму–разуму научит!” А еще славнее будет, если свой мед всяк себе будет зарабатывать.
Глава 8
Образы рыб
Потоки, вольно двигающиеся в разумной Вселенной, называются рыбами, златоперыми рыбицами. В сказках — это те рыбы, от которых рождаются чудо–богатыри, их подвиги — подвиги Перуна. Это и щука, которая помогает тому, кто живет близко у божьего огня, а в глазах обывателя кажется дураком. Эта золотая рыбка многое может давать людям, но негоже заставлять ее служить на посылках: “дай и дай”, как заедающая пряником печатным старуха из сказки А.С. Пушкина. Пряник — это печать старой власти.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
“Чего тебе надобно, старче?”
Ей старик с поклоном отвечает:
“Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне–море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках”.
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Множество изречений связано с тороватой жизнью рыбаков, но душе ближе жизнь самой рыбки. Некоторые наблюдения, открывают тайну, почему на Руси рыбу не ловили в реках: “Нужен дождь — поклонись Матушке–водице, пусть рыбку от клева отучит!”, “Кто с Водяным дружит — у того и дождь во время в поле!” Мир потребительского отношения к воде, не как к живой, а как слуге, отражено во многих изречениях: “Воды — не нива, не орешь их, не сеешь — а сыт бываешь!”, “Дал бы Господь рыбку, а хлебец будет!”, “Река рыбки даст, рыбка хлебцем накормит!” Приходилось слышать рассказы о том, что были времена, когда на Азовье сухой рыбой печи топили. И всегда слышалась больше зависть, что рыбы сейчас не хватает, дорогая она, а не сознательное понимание, что сей день — ответ за то, что живое свое же тело не щадили.
Люди сами себя в свои сети и изловили, остались у разбитого корыта — “отказалась золотая рыбка служить, ушла себе в синее море!” О морской рыбке тоже разговор особый. Огромные киты — это же показатель, какая силища вода есть, если легко в ней быть таким животным. Так и не решен вопрос, почему кит — млекопитающее. А всеобщий любимец дельфин? Почему он так любит людей, почему так старательно выполняет невероятные задания? А способ передачи информации на невероятные расстояния? Природа готова ж открыть тайны, но не для потребительства, а для пользы разума, но только чтобы люди не потрошили мир.

0

154

Глава 9
Образы деревьев
Лес
Крылатым словом говорит народная Русь о своих беспредельных бесподобно прекрасных угодьях. Могучая душа звала росича изведать просторы, но куда не закинула судьба, душа летела к тем местам, где познала лучшее на свете. Желанный Природе–Матери росич видел себя в своем окружении: в живых стенах деревьев — в лесу, на вольной волюшке степной небесноголубой равнины, волнующейся шелком ковыли, трав. “Степь леса не хуже!” — хвалит народ свою Родину и тут же новым красным словцом может добавить: “Лес степи не лучше!” или “В степи простор, в лесу угодья!” “На своем угодье — житье просторное!”
Неизведанностью шумит зеленый бор. Помня исконно русское о принципе позитивности, можно сказать, что понятие “темный” — это незнакомый. Например, “теменная земля” — это высоко расположенная пашня, нива. Темя — на голове, через темя идет волна со Вселенной. Телесы Неба — это то, что не познано. Темник — предводитель десятитысячного войска, тьма — десять тысяч; темляк — “ремень на возу”, “ружейный ремень”; “темляшить”, “стемляшить” — отвоевать. А далее пошло на Руси и понятие “темница” в значении тюрьма. Запирали русских богатырей, взнуздывали силу и место заключения богатырской силы, очевидно, назвали “темницей”.
Мы до сих пор по древне–русски говорим по–роды деревьев.  Дерево, древо — “добро родов есть ваше постоянство” — если буквенно. Породилье деревьев — это сила родов наших. На Руси еще в этом веке говорили Боголесье. Лес — “любовь есть совесть”. Какое древнее слово ни возьми, открывает ширь и глубь со–знания.
Глава 10
Образы трав
Ароматы природы
Еще один аспект может приоткрыть занавес к тайне о потенциале Природы. Это ее ароматы, являющиеся составной частью единого целого состояния той или иной Яви. Все, что есть в растениях, родилось от человека. Древние знахари, зная это, пытались через различные свойства Природы усилить баланс среди людей. Человека Богиня Прия одаривала своими приятностями в виде благовонных ароматов садов, лугов, лесов. Мы привыкли ягодку, травинку, былинку вкушать. Объемней воспринимая качества природных явлений, сознательно будем мы вкушать не эти качества. Любование совершенством форм, нежностью цвета и его оттенков, вдыхание аромата и все с пониманием того, что все это личные качества растения, а не нам принадлежащее, поможет нам “насладиться” радостью окружения, а дальше — радоваться тому, что это все есть в нас самих. Попробуем увидеть достоинства Сил Матери–Сырой–Земли в растениях, что бы в большей мере опознать свою Природу — Природу Человека. Богиня Прия дарила так щедро свои ароматы, что любое празднество не обходилось без ее участия. Пряник, в котором дары и Прии и Услада, квас, борщ, щи, различные стравы, т.е. блюда из травы, вся кухня росичей — это разумное отношение к здоровью. Можно привести ряд современных способов воздействия на здоровье человека через знакомые растения и многое может показаться удивительным от того, что живет растение рядом, а мы не ведаем о его могуществе. Недаром же специалисты говорят, что нужно при потере сил употреблять те растения, которые живут на нашем огородном участке. Замечено, что меняется синтез дикорастущих растений в окружении, что проявляет изменения в нас. Учитель Иванов говорил, что растение больше поможет, если его не как лекарство применять, а как чай. Если любишь свой край, радуешься цвету каждого деревца, кустика, то не чай пьешь, а вдыхаешь аромат родных полей и рощ, вспоминая утренние зори, росы!

+2

155

Ой, какая интересная тема!! Спасибо огромное за полезную информацию,о многом не задумываешься,пока не попадает на глаза.

0

156

Если любишь свой край, радуешься цвету каждого деревца, кустика, то не чай пьешь, а вдыхаешь аромат родных полей и рощ, вспоминая утренние зори, росы!

Как красиво сказано и от души прямо исходит мелодия.

увеличить

0

157

SvetLanKa написал(а):

К сожалению, об этом еще никто не писал, а ведь у славян символика четных и нечетных чисел - это деление всего мира на мир живых и мир умерших. Поэтому, когда мы накрываем любой стол, каждое блюдо надо подавать на двух тарелках, а хлеб предлагать двумя кусочками (один кусочек кладется только на "Рада›нiцу" у могилы умершего).

Да! Интересно. Не знал этого.

0

158

Элина написал(а):

В картине «Человек с филином»

Однажды читал книгу, на обложке которой запечатлена эта картина. Насколько помню, название книги – «сокровища валькирии». Очень интересная. И еще рассказывает суть многих славянских слов и выражений.

0

159

Olysha написал(а):

Валькирия - Богиня-Покровительница воинов, Родов-Хранителей (народа Беловодья) т.е. хранителей Древней Мудрости и Чистоты Расы. Также Богиня-Утешительница погибших воинов, коих сопровождает в Вол халу, где их встречают: хозяин - Бог Волх

Вот об этом и есть эта книга «Сокровища Валькирии»

0

160

В серии несколько книг. Алексеев знает что писать. Возможно в течении 3-6 лет появятся в свет и книги АлИв.

0

161

heced
А может быть и раньше!

0

162

AlekcAdmin написал(а):

Есть такая картина в моем кабинете...

Картина просто потрясающе-завораживающая.Нравится очень давно.В прошлом году посчастливилось:приобрела шкатулку с изображение данной картины.Супер! http://i076.radikal.ru/1104/3a/a5516c7e32d0.gif

0

163

AlekcAdmin написал(а):

У меня в кабинете несколько десятков вырезаных из дерева изображений славянских богов.

Александр Иванович,я помню то время,когда фигуры божеств были расположены в просторном холле на Светланской.У меня был даже свой ритуал общения с определенными богами.От каждого божества шла своя энергетика.Сейчас этого не хватает.Спасибо Вам за эту тему.Интересно знакомиться с мнением участников.Удачи!

0

164

Вот такое изображение Славянских Богов : Белобог

Отредактировано Счастливый (2011-09-10 15:36:18)

0

165

Нашел изображения Яровита,которое было у Александра Ивановича

0

166

Перун

Сын Сварога и Лады.
Бог воинства Сил Света, основной задачей которых, прежде всего, является оказание помощи человеку в очищении от присутствующих в нём демонических качеств. В каждом человеке сосредоточены все энергии Вселенной. Есть силы созидания и силы разрушения, светлое начало и тёмная сторона. Согласно закону Свободы Воли, каждый творит либо благое деяние мыслью, чувством, словом и действием, либо - неблагое. Воинство Небесное помогает разобраться в жизненных ситуациях через честь, совесть, искренность и другие качества яснопонимания, утвердить Свет и Добро, Любовь и Лад во Вселенной. Они теснят воинство силы тёмной, которое поддерживает эгоизм личности, стремится заставить человека нарушить закон Любви и Гармонии и привести его к ниспадению. Небесное Перуново Воинство помогает человеку победить в себе невежественные качества характера. На щитах воинов надписи: чистота, милосердие, любовь, мужество, самопожертвование, доблесть, честность, искренность и т.д. В стародавние времена Перун поведал людям Священные Веды или законы праведной жизни. Они записаны Рунами в книге мудрости Перуна.
изображение одного из моих любимых Богов ПЕРУНА. Когда долго всматриваешься в картину чувствуешь такую мощь..

увеличить

Отредактировано Счастливый (2011-09-26 20:53:56)

0

167

Счастливый написал(а):

Когда долго всматриваешься в картину чувствуешь такую мощь..

Действительно мощно и красиво.Вы что нибудь знаете о Маре http://s61.radikal.ru/i174/1007/3e/1de540a0d735.gif

0

168

альбина написал(а):

Вы что нибудь знаете о Маре

Богиня Морана

Царица ночи
Морана (Мара, Морена) - могучее и грозное Божество, Богиня Зимы и Смерти, жена Кощея и дочь Лады, сестра Живы и Лели.
Марана у славян в древности считалась воплощением нечистых сил. Она не имела семьи и странствовала в снегах, время от времени навещая людей, чтобы сделать свое черное дело. Имя Морана (Морена) действительно родственно таким словам, как «мор», «морок», «мрак», «марево», «морочить», «смерть».
Легенды рассказывают, как Морана, со злыми приспешниками, каждое утро пытается подкараулить и погубить Солнце, но всякий раз в ужасе отступает перед его лучезарной мощью и красотой.
Её символы - Черная Луна, груды разбитых черепов и серп, которым она подрезает Нити Жизни.
Владения Морены, согласно Древним Сказам, лежат за черной Рекой Смородиной, разделяющей Явь и Навь, через которую перекинут Калинов Мост, охраняемый Трехглавым Змеем...
В противоположность Живе и Яриле, Марена воплощает собой торжество Мари - «Мертвой Воды» (Воли к Смерти), то есть Силы, противоположной Животворящей Солнечной Яри. Но Смерть, даруемая Мареной, не есть полное прерывание Токов Жизни как таковой, а - лишь переход к Жизни Иной, к новому Началу, ибо так уж положено Родом Вседержителем, что после Зимы, уносящей с собой все отжившее, всегда наступает новая Весна...
Магический круг
Джон Уотерхаус 1886
Соломенное чучело, которое до сего дня кое-где еще жгут во время праздника древней Масленицы в пору весеннего равноденствия время, несомненно, принадлежит Морене, Богине смерти и холода. И каждую зиму она берет власть.
Но даже после ухода Зимы-Смерти с людьми оставались ее многочисленные слуги - мары. По преданиям древних славян, это злые духи болезней, они носят голову под мышкой, бродят по ночам под окнами домов и шепчут имена домочадцев: кто отзовется на голос мары, тот умрет. Германцы уверены, что маруты - духи неистовых воинов. Шведы и датчане считают их душами умерших, болгары уверены, что мары- души младенцев, умерших некрещеными. Белорусы верили, что Морана передает умерших Бабе-Яге, которая питается душами мертвых. На санскрите слово «ahi» означает змей, змея.
альбина. почему про нее только интересно http://s07.radikal.ru/i180/1007/20/fb521e0bf999.gif

0

169

Богиня бесплодной, болезненной дряхлости, увядания жизни и неизбежного конца жизни -> смерти. Жестока. Неумолима. Обожает жертвы (как впрочем и многие другие боги смерти - и в этой, и в иных традициях) в виде цветов; а также в виде опавших листьев, сгнивших плодов, и угасших человеческих жизней. Богиня восточных славян. Может губить целые народы и государства насылая на тех мор.
Имена Мара, Марена, Морена, Морана, Мора, и так далее
по энциклопедии славянских богов.
зя: интересно, а чиго рыбаков и викки о ней толкуют http://s61.radikal.ru/i174/1007/3e/1de540a0d735.gif
усёл погляжу )))

Отредактировано Лазурный (2011-09-11 09:22:46)

0

170

Ярило написал(а):

альбина. почему про нее только интересно

Интересно не только о ней,просто я очень люблю зиму,снег,непогоду..а ее всегда воспринимала,как Богиню ЗИМЫ,а вот как Богиню Смерти и ЗИМЫ....Вот и хочу найти в ней //человеческое// http://s07.radikal.ru/i180/1007/20/fb521e0bf999.gif

Лазурный написал(а):

интересно, а чиго рыбаков и викки о ней толкуют  усёл погляжу )))

Хорошее и доброе есть http://s61.radikal.ru/i174/1007/3e/1de540a0d735.gif

0

171

Мара — одно из самых таинственных и «смутных» существ в поверьях русских
крестьян. Мара — дух в облике высокой женщины или сгорбленной старухи, но с
длинными распущенными волосами. Иногда красивая девушка в белом, иногда женщина,
одетая в чёрное и рвань.
Образ Мары в русских поверьях призрачен. Остались только отрывки каких-то
испостасей. Это туман и марево, влияние на судьбы людей, появление только в
определенное время — в полдень дня или года, в полночь дня или года.

полистал акромя неоязычников, и акромя совсем больных на голову: родноверов, с инглингами.
выходит, что нету, и если что и было, затерялось в веках. инфа тут приведённая - с викки.

если отстраниться от того, что собой олицетворяет, и обратить внимание на то, кем данное существо было - Богом, Богиней то есть, то можно сделать вывод, что на лицо она была очаровательна, а в виде БабыЯги, по крайней мере, была совершенством, - Бог это видь всегда совершенство *подмигнуть

Отредактировано Лазурный (2011-09-11 19:02:26)

0

172

Лазурный,спасибо....Ну настоящая женщина,всегда разная....Она мне нравиться начинает http://i016.radikal.ru/1104/cb/58ed4fd5894f.gif

0

173

Сказ о Ясном Соколе
Тема: Ведические Сказы
Удивительная история, подтверждающая факт высокоразвитости цивилизации наших Славяно-Арийских предков. Об их космических путешествиях, великой силе любви и многом другом..

Жили—были в стародавние времена, в скуфе лесном, орач-труженик Любомир Ведаславич с женой—ладушкой младой Зареславной: и даровал им род, девять сыновей да трех дочерей. Любомир Ведаславич поднимал сынов на ноги, приучал их к трудолюбию и жизни праведной, а подле него постоянно была дочка младшенькая, Настенька, все-то она подмечала, все слова и Наставления батюшкины запоминала. А старших дочерей, Забаву и Весняну, воспитала и лаской обогрела млада Зареславна. Дети выросли, а родители постарели. Оженил сыновей своих Любомир Ведаславич, каждому нашел невесту пригожую из рода славного, рода древнего. Расселились сыновья с семьями своими по всему близлежащему краю, и стали трудиться и созидать на благо рода своего.

Но вот пришло время, отведенное родом и макошью, пришел черед — Умерла у орача-труженика жена—ладушка млада Зареславна. Сотворили ей кроду всем миром , совершили по ней славную тризну, и стал Любомир Ведаславич один растить своих дочерей. Все три его дочери были на диво красивые и красотой равные, а нравом — разные.

Старый орач-труженик жил в труде и достатке и жалел своих дочерей. Захотел он было взять во двор, какую ни есть старушку-бобылку, чтобы она по хозяйству заботилась. А меньшая дочь, Настенька, говорит отцу—батюшке:

— Не надобно, милый батюшка, бобылку брать, я сама буду по скуфу прибираться и о хозяйстве рода нашего заботиться.

Настенька с раннего детства радетельная была. А старшие дочери, Забава и Весняна, ничего не сказали, лишь по ласке материнской грустили.

Стала Настенька вместо своей матушки хозяйство по скуфу вести. И все-то она умеет, все у нее ладится, а что не умеет, к тому привыкает, а, привыкши, тоже ладит с делом. Отец глядит и радуется, что Настенька у него такая умница да трудолюбивая и нравом кроткая. И из себя Настенька была хороша — Красавица писаная, и от доброты краса ее прибавлялась. Сестры ее старшие тоже были красавицы, только им все мало казалось своей красоты, и они старались прибавить ее румянами и белилами и еще в обновки нарядиться, чтобы в соседнем селении на девичьих посиделках покрасоваться. Сидят, бывало, Забава и Весняна да целый день охорашиваются, а к вечеру все такие же, что и утром были. Заметят они, что день прошел, сколько румян и белил они извели, а лучше не стали, и сидят сердитые. А Настенька устанет к вечеру, зато знает она, что, скотина накормлена, во всем тереме прибрано, чисто, ужин она приготовила, хлеб на завтра замесила и батюшка будет ею доволен. Глянет она на сестер своими ласковыми глазами и ничего им не скажет. А старшие сестры тогда еще более сердятся. Им кажется, что Настенька-то утром не такая была, а к вечеру похорошела — С чего только, они не знают.

Пришла нужда отцу, на торжище ехать. Он и спрашивает у дочерей:

— А что вам, доченьки, привезти, чем вас порадовать?

Старшая дочь Забава говорит отцу:

— Привези мне, батюшка, полушалок, да чтоб цветы на нем большие были и золотом расписанные.

— А мне, батюшка, — Весняна говорит, — Тоже привези полушалок с цветами, что золотом расписанные, а посреди цветов, чтоб красное было. А еще привези мне сапожки с мягкими голенищами, на высоких каблучках, чтоб они о землю топали.

Старшая дочь обиделась на среднюю, ибо ее матушка более всего баловала, и сказала отцу:

— И мне, батюшка, и мне привези сапожки с мягкими голенищами и с каблучками, чтоб они о землю топали! А еще привези мне перстень с камешком на палец — ведь я у тебя одна старшая дочь!

Отец пообещал привезти подарки, какие наказали две старшие дочери, и спрашивает у младшей:

— А ты чего молчишь, Настенька!

— А мне, батюшка, ничего не надо. Я со двора никуда не хожу, нарядов мне не надобно.

— Неправда твоя, Настенька! Как же я тебя без подарка оставлю? Я тебе тогда гостинец привезу.

— И гостинца не нужно, батюшка, — говорит младшая дочь. — а привези ты мне, батюшка родимый, перышко Ясна Сокола из чертога Финиста, коли оно, на торжище будет.

Поехал отец на торжище, нашел он старшим дочерям подарки, какие они наказывали ему, а перышка Ясна Сокола из чертога Финиста не нашел. У всех купцов на торжище спрашивал.

“Нету, — говорили купцы-торговцы, такого у нас товара; спросу, — говорят, — на него нету”.

Не хотелось отцу обижать младшую дочь, свою трудолюбивую умницу, однако воротился он ко двору, а перышка Ясна Сокола из чертога Финиста не нашел.

А Настенька и не обиделась.

— Ничего, батюшка, — Сказала Настенька, — Иной раз поедешь, тогда оно и найдется, перышко мое.

Прошло время, и опять отцу нужда на торжище ехать. Он и спрашивает у дочерей, что им привезти в подарок: он добрый был.

Забава и говорит:

— Привез ты мне, батюшка, в прежний раз сапожки, так пусть кузнецы-умельцы подкуют теперь каблучки на тех сапожках серебряными подковками.

А Весняна слышит старшую сестру и говорит:

— И мне, батюшка, тоже, а то каблучки стучат, а не звенят, пусть они звенят, а чтоб гвоздики из подковок не потерялись, привези мне еще серебряный молоточек: я им гвоздики сама подбивать буду.

— А тебе чего привезти, Настенька!

— А погляди, батюшка, перышко от Ясна Сокола из чертога Финиста: будет ли, нет ли.

Поехал Любомир Ведаславич на торжище. Дела свои скоро сделал и старшим дочерям подарки выбрал, а для младшей до самого вечера перышко искал, да нет того перышка, никто его ни в мену, ни в покупку не дает.

Вернулся отец опять без подарка для младшей дочери. Жалко ему стало Настеньку, а Настенька улыбнулась отцу: она и тому рада была, что снова увидела своего родителя.

Пришло время, поехал отец опять на торжище.

— Чего вам, дочки родные, в подарок привезти?

Старшая подумала и сразу не придумала, чего ей надо.

— Привези мне, батюшка, чего-нибудь. А средняя говорит:

— И мне, батюшка, привези чего-нибудь, а к чему-нибудь добавь еще что-нибудь.

— А тебе, Настенька?

— А мне привези ты, батюшка, одно перышко Ясна Сокола из чертога Финиста.

Поехал Любомир Ведаславич на торжище. Дела свои сделал, старшим дочерям подарки выбрал, а младшей ничего не нашел: нету того Соколиного перышка на торжище.

Едет отец в скуф лесной и видит он: идет по дороге опираясь на посох дубовый старый волхв, старше его, вовсе ветхий.

— Здравствуй, дедушка!

— Здравствуй, милый. О чем у тебя тоска-кручина!

— А как ей не быть, дедушка! Наказывала мне дочь привезти ей одно перышко Ясна Сокола из чертога Финиста. Искал я ей то перышко, а его нету. А дочь-то она у меня меньшая, самая любимая, пуще всех мне ее жалко.

Старый волхв задумался, а потом и говорит:

— Ин так и быть!

Развязал он заплечный мешок и вынул из него коробочку.

— Спрячь, — говорит, — Коробочку, в ней перышко от Ясна Сокола из чертога Финиста. Да упомни еще слова мои: есть у меня один сын; тебе дочь жалко, а мне сына. Ан не хочет мой сын сейчас жениться, а уж время ему пришло. Не хочет — неволить нельзя. И сказывает он мне: кто-де попросит у тебя это перышко, ты отдай, говорит, — это невеста моя Сварогом данная просит.

Сказал свои слова старый волхв — И вдруг нету его, исчез он неизвестно куда: был он или не был!

Остался отец Настеньки с перышком в руках. Видит он то перышко, а оно серое, простое. А найти его нельзя было нигде. Вспомнил отец, что старый волхв ему сказал, и подумал: “Видно, Настеньке моей такую судьбу макошь сплела, и выходит ей — не знавши, не видавши, выйти замуж неведомо за кого”.

Приехал отец домой, в скуф лесной, подарил подарки старшим дочерям, а младшей Настеньке, отдал коробочку с серым перышком.

Нарядились старшие сестры и посмеялись над младшей.

— А ты, Настенька, воткни свое воробьиное перышко в волоса, да и красуйся перед зерцалом.

Настенька промолчала, а когда в тереме легли все спать, она положила перед собой простое серое перышко Ясна Сокола из чертога Финиста, и стала им любоваться. А потом Настенька взяла перышко в свои руки, подержала его при себе, погладила и нечаянно уронила на пол.

Тотчас ударился кто-то в окно. Окно открылось, и влетел в горницу Ясный Сокол. Приложился он до полу и обратился в прекрасного молодца. Закрыла Настенька окно и стала с молодцем разговор задушевный разговаривать. А к утру отворила Настенька окно, приклонился молодец до полу, и обратился тот час молодец в Ясного Сокола, а Сокол оставил по себе простое, серое перышко и улетел в синие небеса.

Три вечера привечала Настенька Сокола. Днем он летал по поднебесью, над полями, над лесами, над горами, над морями, а к вечеру прилетал к Настеньке и делался добрым молодцем.

На четвертый вечер старшие сестры расслышали тихий разговор Настеньки, услышали они и чужой голос доброго молодца, а наутро спросили младшую сестру:

— С кем это ты, сестрица, ночью беседуешь?

— А я сама себе слова говорю, - ответила Настенька. — Подруг у меня нету, днем я в трудах по хозяйству, говорить некогда, а вечером я беседую сама с собой.

Послушали старшие сестры младшую, да не поверили ей. Сказали они батюшке:

— Батюшка, а у Настеньки-то нашей суженый есть, она по ночам с ним видится, и разговор с ним разговаривает. Мы сами слыхали.

А батюшка им в ответ:

— А вы бы не слушали, — говорит.— чего бы у нашей Настеньки суженому не быть! Худого тут нету, девица она пригожая и в пору свою вышла; Даждьбог даст, придет и вам черед.

— Так Настя-то не по череду суженого своего узнала, — Сказала Забава. — мне бы сталось первое ее замуж выходить.

— Оно правда твоя, — рассудил батюшка. — Так судьба-то не по счету идет, а по повелению рода и по желанию макоши. Иная невеста в девках до старости лет сидит, а иная с младости всем людям мила.

Сказал так отец старшим дочерям, а сам подумал: “Иль уж слово того старого волхва сбывается, что перышко мне подарил! Беды-то нету, старый волхв временен умудрен, и всеми небесными богами любим, да хороший ли человек сын его, что будет суженым у Настеньки!”

0

174

А у старших дочерей свое желание было, решили они отвадить ночного гостя, чтобы Настю ранее их замуж не сосватали. Как стало время на вечер, Настенькины сестры вынули ножи из черенков, а ножи воткнули в раму окна и вкруг него, а кроме ножей, воткнули еще туда острые иголки, да стрелы каленые. Настенька в то время за коровами в хлеву убирала и ничего не видела.

И вот, как стемнело, летит Ясный Сокол к Настенькину окну. Долетел он до окна, ударился об острые ножи да об иглы и стрелы, бился-бился, всю грудь изранил, а Настенька уморилась за день в трудах, задремала она, ожидаючи своего Ясна Сокола, и не слышала, как бился ее Сокол в окно.

Тогда Ясный Сокол сказал громко:

— Прощай, моя красная девица! Коли нужен я тебе, ты найдешь меня, хоть и очень далеко я буду! А прежде того, идучи ко мне за тридевять земель, в тринадесятый чертог, ты семь пар железных сапог износишь, семь хлебов железных изглодаешь.

И услышала Настенька сквозь дремоту слова Ясна Сокола, а встать, пробудиться не могла. А утром пробудилась она, загоревало ее сердце. Посмотрела она в окно, а в окне кровь Ясна Сокола на солнце сохнет. Заплакала тогда Настенька. Отворила она окно и припала лицом к месту, где была кровь Ясна Сокола из чертога Финиста. Слезы смыли кровь Сокола, а сама Настенька словно умылась кровью суженого и стала еще краше.

Пошла Настенька к отцу и сказала ему:

— Не брани меня, батюшка, отпусти меня в путь-дорогу не близкую, да за тридевять дальних далей. Даждьбог даст, жива буду — свидимся, а ежели помру — на роду, знать, мне было написано.

Жалко было отцу отпускать неведомо куда любимую младшую дочь. А неволить ее, чтоб при скуфе лесном она жила, нельзя, Сварог не велит. Знал отец: любящее сердце девицы сильнее власти отца и матери, оно подвластно только ладе и макоши. Простился он с любимой дочерью, благословил ее в путь-дорогу дальнюю и отпустил под покровительство светлых богов.

Кузнец-умелец сделал Настеньке семь пар железных сапог, взяла еще Настенька семь железных хлебов, поклонилась она родимому батюшке и старшим сестрам своим, братьев своих любимых повидала, курган матери навестила, требы роду и ладе принесла, и отправилась в путь-дорогу искать своего суженого Ясна Сокола.

Идет Настенька путем-дорогою. Идет она не день, не два, не три дня, идет она долгое время. Шла она и чистым полем, и урманным лесом, шла и высокими горами. В полях птицы ей песни пели, урманные леса ее привечали, с высоких гор она всем миром любовалась, и дошла она наконец, до долины дивной, где вайтманы торговые стояли и из долины сей, в небеса безкрайние улетали. Упросилась Настенька к добрым людям на вайтману торговую и отбыла в дальний путь с родимой земли, за тридевять дальних далей.

Долго мчалась вайтмана торговая средь звезд небесных, сколько прошло времени неведомо, только Настенька одну пару железных сапог износила, один железный хлеб изглодала, а тут и путь вайтманы закончился, а Настенькиному пути конца и краю нет. Вздохнула тогда Настенька устало, а как села вайтмана торговая на землю дивную, пошла она по дороге лесной, вслед за уходящим на покой солнцем синим. Долго шла она, уже и ночь Наступила, в небесах над землею две луны засияли, и видит Настенька терем в лесу.

Подумала Настенька: “Пойду в терем людей спрошу, не видали они моего Ясна Сокола из чертога Финиста!”

Постучалась Настенька в терем. Жила в том тереме одна старушка — Добрая или злая, про то Настенька не знала. Отворила старушка сени — Стоит перед ней красная девица.

— Пусти, бабушка, ночевать!

— Входи, голубушка, гостьей будешь. Как тебя звать милая?

— Настенька. А вы кто будете бабушка?

— Я богиня Карна. А далеко ли ты идешь, молодая!

— Далеко ли близко, сама не ведаю, бабушка. А ищу я Ясна Сокола из чертога Финиста. Не слыхала ли ты про него, бабушка Карна!

— Как не слыхать! Я старая, давно на свете Сварожьем живу, я про всех во всех мирах слыхала! Далеко тебе да чертога Финиста добираться, голубушка, еще полтора круга дальних далей.

Наутро богиня Карна разбудила Настеньку и говорит ей:

— Ступай, милая, теперь к моей родной сестре богине желе. Она старше меня и ведает больше. Может, она добру тебя научит и скажет, где твой Ясный Сокол живет. А чтоб ты меня, старую, не забыла, возьми-ка вот серебряное донце да золотое веретенце, станешь кудель прясти, золотая нитка потянется. Береги мой подарок Настенька, пока он дорог тебе будет, а не дорог станет — Сама его подари.

Настенька взяла подарок, полюбовалась им и сказала хозяйке Карне:

— Благодарствую, богиня-бабушка. А куда же мне идти, в какую сторону?

— А я тебе клубочек дам — самокатный, да путимерный. Куда клубочек покатится, и ты ступай за ним вослед. А передохнуть задумаешь, голубушка, сядешь на травку — И клубочек остановится, тебя ожидать будет.

Поклонилась Настенька старой богине Карне и пошла вослед за клубочком. Долго ли, коротко ли шла Настенька, пути она не считала, сама себя не жалела, а видит она — леса стоят темные, страшные, в полях трава растет нехлебная, колючая, горы встречаются голые, каменные, и птицы над землей не поют. Шла Настенька все далее, все скорее она спешила. Глядь, опять долина дивная, а на ней вайтманы златые, да все торговые. Упросилась Настенька к добрым людям на вайтману златую, торговую, переобулась во вторую пару железных сапог, забрала клубочек путимерный и отбыла с дивной земли, где богиня Карна жила.

Долго мчалась вайтмана златая средь звезд небесных, сколько прошло времени неведомо, только Настенька еще одну пару железных сапог износила, еще один железный хлеб изглодала, а тут и путь вайтманы златой закончился, а Настенькиному пути конца и краю нет.

Села вайтмана златая на землю темную, неприглядную. Рудно солнце за горы садится, тепла и света не много дает, а лун в небесах над этой землей и вовсе нет. Видит Настенька — черный лес близко, и ночь холодная Наступает, а на краю леса в одиноком теремке огонек зажгли в окне.

0

175

Выпустила Настенька клубочек путимерный из рук на неприглядной земле, и покатился он к тому теремку. Пошла за ним Настенька и постучалась с окошко:

— Хозяева добрые, пустите ночевать!

Вышла на крыльцо теремка старушка, древнее той, что прежде привечала Настеньку.

— Куда идешь, красная девица! Кого ты ищешь на свете!

— Ищу, бабушка, Ясна Сокола из чертога Финиста. Была я у старой богини Карны в лесу, на дивной земле под солнцем синим, ночь у нее ночевала, она про Ясна Сокола слыхала, а не ведает его на своей земле. Может, сказывала, родная ее сестра, богиня Желя, ведает.

Пустила старушка Настеньку в теремок, накормила, напоила, и спать уложила. А наутро разбудила гостью и сказала ей:

— Слушай меня, девица милая. Это меня называют богиней желей. Далеко тебе искать своего Ясна Сокола будет, до чертога Финиста от нас не менее двудевять дальних далей с половиною будет. Ведать я про него ведала, да видать на нашей неприглядной земле — Не видала. А иди ты теперь к нашей старшей двоюродной сестре богине срече, она младшая дочь богородицы макоши, плетет людям счастливую судьбу и посему знать про него должна. А чтоб помнила ты обо мне, возьми от меня небольшой подарок. По радости он тебе памятью будет, а по нужде помощь окажет.

И дала богиня Желя своей гостье в подарок, серебряное блюдо и золотое яичко.

Попросила Настенька у старой богини-хозяйки прощенья за причиненные хлопоты, поклонилась ей и пошла вослед клубочку путимерному.

Идет Настенька, а природа на неприглядной земле вокруг нее вовсе чужая стала.

Смотрит она — один черный лес на сей земле растет, а чистого поля нету. И деревья, чем далее катится клубок, все выше растут и стволы их меж собою переплетаются. Совсем уж темнеть стало: солнца рудного в небесах не видно, один лишь отсвет багряного заката остался. Расступился черный лес, и увидела Настенька большую пустошь, черным камнем выложенную, а на ней вайтманы огненные. Упросилась Настенька к добрым людям на вайтману огненную, переобулась в третью пару железных сапог, забрала клубочек путимерный и отбыла с неприглядной земли, где добрая богиня Желя жила.

Долго мчалась вайтмана огненная средь звезд небесных по пути Перунову, сколько прошло времени неведомо, только Настенька третью пару железных сапог износила, третий железный хлеб изглодала, а тут и путь вайтманы огненной закончился, а Настенькиному пути конца и краю нет.

Опустилась вайтмана огненная на землю славную, пренарядную. Злато солнце за море садится, тепла и света много дает, а четыре луны с небес славную землю дивным светом покрывают. Видит Настенька — рядом с морем бирюзовым лес златолиственный близко, а на краю того леса в одинокие хоромы стоят.

Выпустила Настенька свой клубочек из рук на пренарядной земле, и покатился он к тем хоромам. Пошла за ним Настенька и постучалась с окошко:

— Хозяева добрые, пустите ночевать!

Вышла на хоромное крыльцо старушка ликом добрая, еще древнее богини жели, что прежде привечала Настеньку.

— Куда идешь, красная девица! Кого ты ищешь на свете Сварожьем!

— Ищу, добрая бабушка, Ясна Сокола из чертога Финиста. Была я у старой богини жели в лесу, на темной и неприглядной земле под солнцем рудным, ночь у нее ночевала, она про Ясна Сокола слыхала, а не ведает его на своей земле. Может, сказывала, двоюродная ее сестра, богиня среча, ведает. Но где ее искать, мне неведомо.

Пустила старушка Настеньку в горницу, накормила, напоила, в баньке напарила, и спать отправила. А наутро разбудила гостью и сказала ей:

— Слушай меня, девица милая. Это я богиня Среча. Далеко тебе искать своего Ясна Сокола будет, от нас и до чертога Финиста не менее двудевяти дальних далей да с одной третью будет. Ведать я про него ведала, да видать на нашей земле — не видала. А иди ты теперь к моей старшей сестре богине Несрече, она плетет людям несчастливую судьбу и ей видать ведомо твое несчастье. А чтоб помнила ты обо мне, возьми от меня небольшой подарок. По радости он тебе памятью будет, а по нужде помощь окажет. И дала богиня Среча своей гостье меленку серебряную с жерновами малахитовыми.

Попросила Настенька у богини доброй прощенья за хлопоты, поклонилась ей и пошла вослед клубочку путимерному, назад к долине, где вайтманы различные стояли. Увидала она вайтману серебренную, переобулась в четвертую пару железных сапог, и упросила добрых людей взять ее с собой.

Долго мчалась вайтмана серебренная средь звезд небесных, сколько прошло времени неведомо, только Настенька четвертую пару железных сапог износила, четвертый железный хлеб изглодала, а тут и путь вайтманы серебренной закончился, а Настенькиному пути конца и краю нет. Вздохнула тогда Настенька тяжко, а как села вайтмана на землю странную, пустынную и знойную, да под солнцем белым, пошла она по дороге извилистой, что меж гор петляла. Долго шла она, уже и ночь Наступила, в небесах над землей три луны ярким светом засияли, и видит Настенька у дороги, за каменной изгородью с воротами кованными, стоит терем каменный.

Подумала Настенька: “Пойду в терем каменный, попрошусь переночевать к добрым людям, а по утру спрошу у хозяев, может, они видали моего Ясна Сокола из чертога Финиста!”

Постучалась Настенька в ворота кованные, вышла на стук ее из терема каменного, очень древняя старушка. Отворила старушка ворота кованые — стоит перед ней красная девица.

— Пусти, добрая бабушка, путницу ночевать!

— Проходи милая в терем, голубушка, гостьей моей будешь.

В просторной горнице, очень древняя старушка накормила, напоила Настеньку и на ложе дивном спать уложила. А наутро разбудила гостью и сказала ей:

— Как тебя звать-величать, красна девица?

— Настенька. А вы кто будете бабушка, и что заставило вас жить в такой глуши?

— Я богиня Несреча, поручила мне матушка Макошь прясть несчастливую судьбу, всем отступникам от законов Рода и Сварога. А далеко ли ты идешь, голубушка?

— Далеко ли близко, сама не ведаю, бабушка. А ищу я Ясна Сокола из чертога Финиста. Разлучила нас судьба темная. Не слыхала ли ты про него что-нибудь, бабушка несреча!

— Как не слыхать! Я старая, давно на свете Сварожьем живу, я про судьбы многих во Сварожьих мирах ведаю! Далеко тебе да чертога Финиста добираться, голубушка, еще один круг дальних далей с одной четвертью. Только запомни милая, разлучила тебя с суженым не судьба темная, а всего лишь зависть людская. И если не отступишь от замысла своего и не отречешься от любви своей, то все в твоей жизни на лад пойдет, и счастье не покинет тебя. А теперь ступай, милая, теперь к родственнице моей богине Таре. Она хоть и не старше меня, а о хорошей жизни ведает больше. Может, она добру тебя научит и скажет, где твой Ясный Сокол живет. А чтоб ты меня, старую, не забыла, возьми-ка на память вот эту серебряную масленочку с золотой крышечкой, в ней маслице лежит и никогда не заканчивается. А как станешь трапезничать, добавишь маслица в пищу, так вкуснее пищи и не сыщешь. Береги мой подарок Настенька, пока он дорог тебе будет, а не дорог станет — сама его подари.

Настенька взяла подарок, поблагодарила добрую богиню Несречу, попрощалась и пошла со двора вслед за клубочком путимерным. Привел ее клубочек через горы к долине, где лишь одна большая вайтмара стояла. Увидала она вайтмару большую, переобулась в пятую пару железных сапог и упросила добрых людей взять ее с собой на землю, где богиня Тара живет.

Так быстро мчалась большая вайтмара средь звезд небесных, что звездный свет в полосы превращался и дивной радугой переливался. Сколько прошло времени неведомо, только Настенька пятую пару железных сапог износила, пятый железный хлеб изглодала, а тут и путь большой вайтмары у земли тары закончился, а Настенькиному пути конца и краю нет.

Опустилась большая вайтмара на землю чудную, землю дивную. Златое солнце над лесами зелеными, лучами играет, тепло и свет дает разной живности. Видит Настенька — рядом с лесами зелеными, град дивный стоит, а посредине его дворец белокаменный.

Выпустила Настенька свой клубочек из рук на дивной земле, и покатился он по дороге к тому граду. Пошла за ним Настенька через град, возле торжища остановился клубок и не движется далее. Подняла она его, а на встречу ей люди добрые и радостные, все одеты празднично, спросила Настенька у них:

— Скажите, люди добрые, куда мне идти далее, где найти светлую богиню Тару?

Взяли люди добрые Настеньку под белы рученьки, и проводили до дворца белокаменного, на крыльце оставили и пошли по своим делам. Постучалась Настенька в двери дубовые, резьбой украшенные. Отворились двери дубовые, вышла к Настеньке девица красная, очи у нее синевой светятся, а русая коса до земли касается, посмотрела она на Настеньку взглядом добрым и спрашивает:

— Кто ты, красна девица, и какое дело привело тебя к нам?

— Ищу я, сестрица, светлую богиню Тару, по делу сердечному. А послала меня к ней, родственница ее, богиня несреча.

Взяла, красна девица Настеньку за руку, отвела в палаты белокаменные, напоила, накормила, а после отвела в опочивальню и говорит ей:

— Я богиня Тара, сестрица, не смотри, что выгляжу молодо, я не одну сотню кругов жизни прожила на свете Сварожьем. Сейчас поспи-отдохни с дороги, а завтра поговорим о деле твоем сердечном.

Прилегла Настенька на ложе пуховое и уснула сладким сном, каким давным-давно не спала. А наутро богиня Тара разбудила Настеньку, накормила, напоила, в дивный сад отвела, посадила на скамью резную и стала расспрашивать ее:

— Расскажи-поведай, сестрица, каково твое дело сердечное?

Поведала богине Таре Настенька, все как есть, ничего не утаила.

— Послушай меня, милая сестрица, слышала я про твоего Ясна Сокола! Я ведь, давно на свете Сварожьем живу, про многое в мирах близлежащих ведаю! Далеко тебе еще до чертога Финиста добираться, еще один круг дальних далей остался. Но торопиться надобно тебе, сестрица, оправляться он начал от ран своих, да присматривает за ним сейчас, черноокая девица с огненными волосами, прибывшая с чуждой земли, из мира дальнего. Отправляйся теперь к богине Дживе, супруге моего родного брата Тарха Даждьбога. Она старше меня и ведает больше. Может, она подскажет тебе краткий путь в чертог Финиста, где сейчас твой Ясный Сокол живет. А чтоб ты меня, сестрица, не забыла, возьми-ка вот гусельки золотом расписанные со струнами серебряными, станешь на гусельках играть, весь мир танцевать потянется. Береги мой подарок Настенька, пока он дорог тебе будет, а не дорог станет — сама его подари. А сейчас иди к моей огненной колеснице, на ней тебя быстро к моему братцу доставят, а там и Дживу найдешь.

Настенька взяла подарок, гусельки золотом расписанные, поклонилась вечно молодой богине Таре, поблагодарила ее и пошла к огненной колеснице. А как дошла до колесницы огненной, переобулась Настенька в шестую пару железных сапог, и отбыла на колеснице с дивной земли.

0

176

Так быстро мчалась огненная колесница средь звезд небесных, что невидно было звезд, лишь одна многоцветная радуга переливалась. Сколько прошло времени неведомо, только Настенька шестую пару железных сапог износила, шестой железный хлеб изглодала, а тут и путь колесницы огненной закончился, а до конца Настенькиного пути совсем немного осталось.

Опустилась огненная колесница на землю, вышла Настенька и от удивления чуть рассудка не лишилась. А показалась ей, будто она вновь на родимой земле оказалась, словно не куда и не отбывала. Также солнышко Ясное над лесами и полями, лучами играет, также птицы в небесах летают. Огляделась по сторонам Настенька и видит — между полем и лесом, терем дивный стоит. Из терема вышла такая красавица, что и описать невозможно, подошла к ней Настенька и говорит:

— Здравствуй, хозяюшка добрая, подскажи, пожалуйста, где мне богиню Дживу найти-отыскать.

Отвечала Настеньке красавица из терема:

— Здравствуй, и ты, девица милая. Я богиня Джива, какое дело у тебя ко мне.

Поведала богине Дживе Настенька, все как есть, ничего не утаила. А та и говорит:

— Зайди в терем, девица милая, отдохни с дороги, а как вернется супруг мой, Даждьбог Тарх Перунович, он доставит тебя на своей небесной колеснице в чертог Финиста, на землю где сейчас живет твой Ясный Сокол.

Вошла Настенька в терем дивный, присела в горнице на лавку резную, да тут же и уснула.

А как проснулась, огляделась Настенька. Видит, лежит она на ложе пуховом, на подушках мягких, а за занавесью шелковой кто-то тихий разговор ведет. Прислушалась Настенька и услышала мужской голос:

— Ясный Сокол сегодня женился, он со своей чужеземной хозяйкой живет. Опутала его чарами своими черноокая девица с огненными волосами, что прибыла в чертог Финиста с чуждой земли, из мира дальнего. Трудно будет Настеньке, суженого своего вернуть, да сердце любящее у нее есть, а на сердце и разум придет, а от разума и трудное легким станет.

0

177

Вышла Настенька к хозяевам и сказала в ответ:

— Благодарствую, за заботу вашу, вы помогите мне, хозяева добрые, добраться до чертога Финиста, а там, если будет на то воля рода и макоши, верну я своего Ясна Сокола — И поклонилась им в землю.

А богиня Джива говорит:

— Благодарствовать мне после будешь. А вот тебе подарочек — Возьми от меня золотое пялечко да иголочку: ты пялечко держи, а иголочка сама вышивать будет. Ступай теперь, девица милая, с Тархом Перуновичем, он доставит тебя до чертога Финиста, пути-то всего пол круга дальних далей 24 осталось, а что нужно будет делать тебе — сама после узнаешь.

Переобулась Настенька в последнюю пару железных сапог и отбыла на колеснице небесной с дивной земли.

Хоть и быстро мчалась небесная колесница средь звезд небесных, а Настеньке казалась, что сей путь самый долгий. Сколько прошло времени неведомо, только Настенька последнюю пару железных сапог износила, последний железный хлеб изглодала, а тут и путь колесницы небесной закончился.

Опустилась огненная колесница на землю, Даждьбог Тарх Перунович указал Настеньке, в какую сторону надо идти и говорит:

— На прощание возьми от меня подарочек, краса девица, ленточку многоцветную, как совсем тяжко станет, заплети ленточку многоцветную в свою косу русую, а что потом будет, увидишь.

Пошла Настенька, как была, босая. Подумала: “Как пойду? Земля здесь твердая, чужая, к ней привыкнуть нужно...”

Прошла она недолго времени. И видит — стоит на поляне богатый двор. А во дворе терем: крыльцо резное, оконца узорчатые. У одного оконца сидит огневласая добротная, знатная хозяйка и смотрит на Настеньку: чего, дескать, ей надо.

0

178

Вспомнила Настенька: обуться ей теперь не во что, последнюю пару железных сапог износила, и еды не осталось последний железный хлеб, она изглодала в дороге.

Сказала она черноокой и огневласой хозяйке:

— Здравствуй, хозяюшка! Не надо ли вам работницу за хлеб, за одежу-обужу?

— Надобно, — Отвечает хозяйка. — А умеешь ли ты печи топить, и воду носить, и обед стряпать!

— Я у батюшки без матушки жила — Я все умею.

— А умеешь ты прясть, ткать и вышивать!

Вспомнила Настенька о подарках, что богини подарили.

— Умею, — говорит.

— Ступай тогда, — хозяйка говорит, — На кухню людскую.

Стала Настенька работать и служить на чужом богатом дворе. Руки у Настеньки честные, усердные — всякое дело ладится у ней.

Хозяйка глядит на Настеньку да радуется: не было еще у нее такой услужливой, да доброй, да смышленой работницы; и хлеб Настенька ест простой, запивает его квасом, а чаю не просит. Похвалилась хозяйка своей дочери:

—Смотри, — говорит, — работница какая у нас во дворе: покорная да умелая и на лицо ласковая!

Посмотрела хозяйкина дочь на Настеньку.

— Фу! — говорит. — Пусть она ласковая, а я, зато краше ее, и я телом пышнее и в волосах моих огонь переливается, а в ее волосах лишь солома отражается!

Вечером, как управилась с хозяйскими работами, села Настенька прясть. Села она на лавку, достала серебряное донце и золотое веретенце и прядет. Прядет она, из кудели нитка тянется — Нитка не простая, а золотая. Прядет она, а сама глядит в серебряное донце и чудится ей, что видит она там своего Ясна Сокола: смотрит он на нее, как живой на свете. Глядит Настенька на него и разговаривает с ним:

— Суженый мой, Соколичек, зачем ты оставил меня одну, плакать по тебе! Это на сестер моих неразумных, затмение нашло, что разлучили нас, кровь твою пролили.

А хозяйкина дочь вошла в ту пору в людскую терем, стоит поодаль, глядит и слушает.

— О ком ты горюешь, девица! — Спрашивает она. — И какая у тебя Забава в руках!

Настенька говорит ей:

— горюю я о своем суженом Ясном Соколе. А это я нить пряду, полотенце Соколику буду вышивать — Было бы ему, чем поутру белое лицо утирать.

— А продай мне свою Забаву! — говорит хозяйкина дочь. — Ан у меня-то муж мой, то же Ясный Сокол, и я ему то же нить спряду.

Посмотрела Настенька на хозяйкину черноокую дочь, остановила свое золотое веретенце и говорит:

— У меня Забавы нету, у меня работа в руках. А серебряное донце золотое веретенце не продается: мне добрая бабушка его подарила.

Обиделась хозяйкина дочь: не хотелось ей золотое веретенце из рук своих выпускать.

0

179

— Ужели, — говорит, — и такая Забава есть у тебя! Продай мне ее, либо я тебе мену, какую хочешь, дам за нее.

Настенька говорит ей в ответ:

— Продать не могу, мне добрая бабушка это в подарок дала, и я тебе даром блюдечко с яичком отдам. На-ко, возьми!

Взяла подарок хозяйская дочь и обрадовалась:

— А может, и тебе что нужно, Настенька? Проси, чего хочешь.

Настенька и просит в ответ:

— А мне самое малое и нужно. Дозволь опять от Ясна Сокола мух отгонять, когда ты почивать его уложишь.

— Изволь, — говорит молодая хозяйка.

А сама думает: “Чего с мужем станется от поглядки чужой девицы! Да и спать он будет от зелья, глаз не откроет, а у работницы, может, еще какая Забава есть!”

К ночи опять, как было, воротился Ясный Сокол из поднебесья, оборотился он в доброго молодца и сел за стол ужинать со своим семейством.

Жена Ясна Сокола позвала Настеньку прислуживать за столом, кушанья подавать, Настенька кушанья подает, чашки ставит, ложки кладет, а сама глаз с Соколика не сводит. А Финист глядит и не видит ее — не узнает ее его сердце.

Опять, как было, дала хозяйская дочь своему мужу питье с сонным зельем, и спать его уложила. А работницу Настеньку послала к нему и велела ей мух отгонять.

Пришла Настенька к Ясному Соколу, стала звать его и плакать над ним, думала — нынче он пробудится, взглянет на нее и узнает Настеньку. Долго звала его Настенька и слезы со своего лица утирала, чтоб они не упали на белое лицо суженого и не смочили его. А Ясный Сокол спал, он не пробудился и глаз своих не открыл в ответ.

На третий день Настенька справила всю хозяйскую работу, села на лавку в людской тереме, вынула золотое пялечко и иголочку. Держит она в руках золотое пялечко, а иголочка сама по полотну вышивает.

Вышивает Настенька, сама приговаривает:

— Вышивайся, вышивайся, мой красный узор, вышивайся для суженого моего, для Ясна Сокола, было бы ему на что любоваться!

Молодая хозяйка неподалеку ходила-была; пришла она в людскую в тереме, увидела в руках у Настеньки золотое пялечко и иголочку, что сама вышивает. Зашлось у нее сердце завистью и алчностью, и говорит она:

— Ой, Настенька, душенька, красная девица! Подари мне такую Забаву, либо что хочешь, в обмен возьми! Золотое веретенце есть у меня, пряжи я напряду, холстины натку, а золотого пялечка с иголочкой у меня нету — вышивать нечем. Если в обмен не хочешь отдавать, тогда продай! Я цену тебе дам!

— Нельзя! — говорит Настенька. — Нельзя золотое пялечко с иголочкой ни продавать, ни в обмен давать. Их мне самая добрая, самая красивая богиня даром дала. И я тебе их даром отдам.

Взяла молодая хозяйка пялечко с иголочкой, а Настеньке ей дать нечего, она и говорит:

— Приходи, коли хочешь, от мужа моего, Ясна Сокола, мух отгонять. Прежде ты сама просилась.

— Приду уж, так и быть, — сказала Настенька.

0

180

После ужина молодая хозяйка сначала не хотела давать Ясному Соколу сонного зелья, а потом раздумалась и добавила того зелья в питье: “Чего ему глядеть на девицу, пусть спит!”

Пошла Настенька в горницу к спящему Ясному Соколу. Уже не стерпело теперь ее сердце. Припала она к его белой груди и причитает:

— Проснись-пробудись, суженый мой, Ясный мой Соколичек! Я через семь земель небесных пешей прошла, через небеса Сварожьи пролетала, к тебе идучи! Сама смерть уморились ходить со мной по землям небесным, семь пар железных сапог ноги мои износили, семь железных хлебов в небесах я изглодала. Встань-проснись, суженый мой, Соколик! Сжалься ты надо мной!

А Ясный Сокол спит, от зелья чужеземного, ничего не чует, и не слышит он голоса Настеньки.

Долго Настенька будила Ясного Сокола, долго плакала над ним, а не проснулся он, крепко было зелье жены. Да упала одна горячая слеза Настеньки на грудь Ясного Сокола, а другая слеза упала на его лицо. Одна слеза обожгла сердце Соколику, а другая открыла ему глаза, и он в ту же минуту проснулся.

— Ах, — говорит, — что меня обожгло!

— Суженый мой. Ясный Сокол! — Отвечает ему Настенька. — Пробудись ко мне, это я пришла! Долго-долго я искала тебя, много железа я о небеса и о земли истерла! Не стерпели они дороги к тебе, а я стерпела! Третью ночь я зову тебя, а ты спишь, ты не пробуждаешься, ты на голос мой не отвечаешь! Сохранила я твой подарочек!

Показала она ему тут коробочку, в котором лежало серое перышко.

И тут узнал Ясный Сокол свою Настеньку, красную девицу. И так он обрадовался ей, что от радости сперва слова молвить не мог. Прижал он Настеньку к груди своей белой и поцеловал в уста сахарные.

А, очнувшись, привыкши, что Настенька с ним, он сказал ей:

— Если бы сейчас стала ты сизой голубкой, моя верная красная девица, то улетели бы мы с тобой прочь отсюда!

Тут достала Настенька ленточку многоцветную, подарочек Тарха Перуновича, вплела ее в свою косу русую и в ту же минуту обратилась Настенька в голубку, а суженый ее обратился — В Сокола.

Улетели они в ночное поднебесье и всю ночь летели рядом, до самого рассвета.

А когда они летели, Настенька спросила:

— Сокол, Сокол, а куда ты летишь, ведь жена твоя соскучится!

Финист — Сокол послушал ее и ответил:

— Я к тебе лечу, красная девица. А кто мужа меняет на веретенце, на блюдечко да на иголку, той жене мужа не надо и та жена не соскучится.

— А чего же ты женился на такой жене! — Спросила Настенька. — Воли твоей не было!

— То видать не воля моя была, а зелье чужеземное да приворотное, от него и судьбы и любви не было. — И они полетели далее рядом друг с другом.

А на рассвете опустились они на землю возле небесной колесницы Тарха Перуновича. Взял Сокола с голубкой Даждьбог на колесницу небесную, и доставил прямо на Мидгард-Землю.

Полетели они над родимой землей, к родным краям, а как прилетели к знакомому лесу, поглядела Настенька вокруг; видит она — Терем ее родителя во скуфе лесном стоит, как прежде был. Захотела Настенька увидеть отца-родителя, и тут же обратилась она в красную девицу. А Ясный Сокол ударился о сыру землю и сделался перышком.

Взяла Настенька перышко, спрятала его к себе на грудь, за пазуху, и пришла к отцу.

— Здравствуй, дочь моя меньшая, любимая! Я думал, что тебя и на свете Сварожьем нету. Спасибо, что отца-родителя не забыла, в родной скуф воротилась. Где была так долго, чего под отчий кров не спешила!

— Прости меня, милый батюшка. Так нужно мне было.

— Что ж, нужно так нужно. Спасибо, что нужда прошла.

А случилось это на праздник Триглава, и в округе большое торжище открылось. Собрался наутро отец на торжище ехать, и старшие дочери с ним едут подарки себе выбирать.

Отец и меньшую дочь позвал, Настеньку.

А Настенька и отвечает:

— Батюшка, — говорит, — Я с дороги притомилась, и надеть мне нечего на себя. На торжище, чай, все нарядные будут.

— Я там тебя, Настенька, обряжу,— Отвечает отец. — На торжище, чай, торг большой.

А старшие сестры говорят младшей:

— Надень наши уборы, у нас лишние есть.

— Ах, сестрицы, спасибо вам! — говорит Настенька. — мне ваши платья не по кости! Да мне и в родных стенах хорошо.

— Ну, будь по-твоему, — говорит ей отец. — А что тебе с торжища привезти, какой подарок! Скажи, отца не обижай!

0


Вы здесь » Форум магии и астрологии Magistar » Путь Мага » Изображения славянских богов.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC